16+
Вторник, 16 апреля 2024
  • BRENT $ 90.47 / ₽ 8467
  • RTS1164.51
3 апреля 2024, 20:25 Компании

Сумма арестованных активов «Макфы» снизилась с фантастических 100 трлн до 46 млрд рублей

Лента новостей

Юристы считают, что во время оформления бумаг по делу «Макфы» произошла ошибка и получилась невероятная сумма в 100 трлн рублей, в которую эксперты сразу не поверили. Другой вопрос, почему Генпрокуратура не выпустила разъяснение сразу, дав пищу массе толков

Фото: DPA/ТАСС

Юристы «Макфы» считают арест 100 трлн рублей «творчеством» приставов. По словам защиты, Генпрокуратура оценила имущество ответчиков в 46 млрд рублей, а цифра в постановлении оказалась больше в 2 тысячи раз.

До недавнего времени разбирательства вокруг «Макфы» и экс-депутатов Юревича и Белоусова — даже притом, что защита в беседе с РБК назвала исковые требования «правовым фэнтези» — шло своим чередом. Государство в лице Генпрокуратуры заявило о претензиях к ответчикам, тех в суде представила группа адвокатов, на время рассмотрения иска суд утвердил обеспечительные меры, чтобы гарантировать права истца в случае удовлетворения требований. Выход за пределы объективной реальности произошел на публикации ТАСС об объеме арестованных средств — сумма в 100 трлн рублей превышает всю рублевую денежную массу в обращении, а ответчики вряд ли втайне от всех были богаче первой пятерки мирового списка Forbes. О процедуре и возможных ошибках говорит партнер коллегии адвокатов А2 Михаил Александров:

Михаил Александров партнер коллегии адвокатов А2 «Пункт первый. Да, бумаг много, где-то, на каком-то этапе могла быть допущена опечатка. То есть речь шла, может быть, про 100 млрд, а написали 100 трлн, мало ли, может быть, это опечатку допустил пристав. Может быть, эту опечатку допустил суд. Кто-то мог и опечататься. Второй момент: пристав на самом деле не самостоятельная в данном случае фигура, потому что процесс — это исковое производство, это не ситуация, когда прокуратура какие-то аресты налагает, например в рамках уголовного производства. Когда это исковое производство, идет ходатайство стороны, в данном случае прокуратуры, о том, чтобы принять обеспечительные меры, арестовать какие-то активы, чтобы они никуда не делись, и, удовлетворяя это ходатайство, определение о принятии обеспечительных мер выносит суд. То есть пристав ничего там не выносит. Дальше с этим определением; на основании него выдается исполнительный лист, и на основании вот этого исполнительного листа уже пристав производит, собственно говоря, какие-то действия, направляя запрещение регистрационных действий, накладывает аресты на имущество, накладывает аресты на счета и прочее, и прочее».

По словам адвоката «Макфы», Генпрокуратура оценила активы ответчиков в 46 млрд рублей, а в результате «творчества судебного пристава» под арестом оказались не 50 млрд и не 100 млрд, а сумма в 2 тысячи раз больше. Если это и ошибка, то весьма впечатляющая. Мол, вам сколько сыра нарезать? Полтонны, пожалуйста. И заверните. Юристы указывают, что при определении суммы обеспечительных мер должна соблюдаться соразмерность. В противном случае у ответчика по иску на 100 тысяч рублей могут арестовать имущество на 100 млн — от квартиры и дачи до машины и пенсии родителей, чисто на всякий случай. Что это было? Мнение озвучивает адвокат Андрей Гольцблат:

Андрей Гольцблат адвокат «Пристав может любую сумму описать. Его задача: обеспечить возможность взыскания в случае победы Генпрокуратуры в суде. Другими словами, пристав просто максимизирует все имущество, которое есть, с тем чтобы в случае выигрыша в суде и удовлетворения иска прокуратуры было достаточно имущества на взыскание того, что прокуратура в суде выиграет. Если прокуратура насчитала на 46 млрд, из прокуратуры будет на 46 млрд, то обеспечительные меры будут хоть на 200 млрд. Просто проблема в том, что 100 трлн — это сумма абсолютно неразумная, фантастическая, и имущество на такую сумму не может находиться во владении у собственников «Макфы», их родственников и всех остальных. Иначе они бы должны владеть тогда, я не знаю, половиной России, что ли, или всем бизнесом половины России. Поэтому какие-то разъяснения, наверное, поступят. В данной ситуации пристав сильно-сильно перестарался и сильно-сильно перестраховался вплоть до абсурдности суммы и, соответственно, обесценивания правосудия».

Никаких комментариев — и даже подтверждения или опровержения цифры — со стороны суда, Генпрокуратуры или ФССП не поступало. Не исключено, что авторы обеспечительных мер макроэкономических масштабов не планировали арестовывать три бюджета Российской Федерации, а теперь заняли глухую оборону, чтобы сохранить лицо. С другой стороны, что может быть проще, чем сказать, что стажер ошибся и арестованы, конечно же, только 100 млрд. А то как бы кейс «Макфы» не стал прецедентом для других решений о несоразмерных обеспечительных мерах.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию