16+
Среда, 17 апреля 2024
  • BRENT $ 89.46 / ₽ 8416
  • RTS1153.41
18 марта 2024, 00:54 Политика

Вопрос о непризнании результатов президентских выборов на Западе решили замять. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Западные официальные лица еще до выборов заявили, что не признают их проведение и итоги на новых территориях РФ и в Крыму. Европарламент заявил, что не будет принимать участия в наблюдении за выборами, хотя его представителей и не приглашали, и не станет их комментировать. Влияют ли эти заявления хоть на что-нибудь?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Решение о признании результатов президентских выборов в России остается за странами — членами Евросоюза, после того как мы увидим весь процесс, заявил еще до начала голосования официальный представитель внешнеполитической службы ЕС Петер Стано. Ранее было опубликовано совместное заявление министров иностранных дел Эстонии, Латвии и Литвы, в котором говорится, что эти страны не будут «признавать проведение» президентских выборов и их результаты в ряде российских регионов, схожее заявление было опубликовано и от лица лидеров стран «Большой семерки». Стано также сказал, что ЕС не будет признавать результаты голосования в ряде российских регионов.

В свою очередь, Европарламент заявил, что не будет участвовать в наблюдении за президентскими выборами в России, а также комментировать их результаты. Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова на это иронично заметила, что запомнит это обещание, «теперь пусть попробуют хоть слово сказать о выборах президента России». Какова реакция Запада в целом?

Представитель МИД РФ Мария Захарова прокомментировала язвительное замечание главы Евросовета Шарля Мишеля, который заранее «поздравил» Владимира Путина с победой на выборах, сославшись на предсказуемость результата и отсутствие реальной оппозиции. «Нормальные люди ждут окончания выборов, а потом комментируют их итоги. Но то нормальные люди, а не нынешние еврочиновники/натовцы», — так выразилась Захарова.

В западных СМИ трудно было найти сколь-либо нестандартный подход к освещению российских выборов, практически везде говорилось о предсказуемости их результата, однако при этом сообщения на эту тему помещались, как правило, на первые полосы. Замалчивания точно не было, как практически не было и позитивного освещения связанных с этим новостей.

Европарламент, надо заметить, обсуждал ранее вопрос о возможности не признавать итоги президентских выборов в России вообще, приняв какую-нибудь резолюцию на сей счет. Как это произошло в 2020 году в отношении президентских выборов в Белоруссии и статуса Александра Лукашенко. Этот вопрос действительно всерьез обсуждался по предложению двух десятков депутатов из 15 стран ЕС.

Собственно, именно такой вариант предлагал от себя и спецдокладчик Европарламента по России Андрюс Кубилюс. Эту же идею активно продвигали и представители российской несистемной оппозиции, обосновавшиеся в Европе. Судя по всему, на фоне возникшего ощущения, что единства по этому вопросу в ЕС достичь точно не удастся, от реализации этой затеи отказались. Официальная позиция Евросоюза, как она была заявлена накануне трехдневного голосования, состоит в том, что Европарламент не станет наблюдать за избирательным процессом в России и не будет комментировать ни его, ни результаты.

Впрочем, в юридическом смысле признание или непризнание выборов в той или иной стране со стороны Европарламента или ЕС в целом все равно не несет за собой никаких последствий, тем более на фоне и так уже полной деградации отношений между Россией и Европой. А если потребуется вести переговоры и будет принято такое решение, то их будут вести в том числе и с Лукашенко, и с Путиным. Запретить лидерам стран ЕС общаться с российским президентом, как это сделал в прошлом году Виктор Орбан в Китае, ЕС также не сможет.

В свое время, помнится, США и вслед за ними ряд стран Европы не только не признали избрание Николаса Мадуро президентом Венесуэлы, но практически официально провозгласили признанным президентом страны лидера оппозиции Хуана Гуайдо. Теперь об этом в Европе предпочитают не вспоминать, а США пошли даже на сделку с Каракасом и готовы частично ослабить нефтяные санкции.

В отличие от Европы, в Конгрессе США, хотя отдельные предложения не признавать Путина президентом после выборов, как это было сделано в отношении Лукашенко, звучали, эту идею даже не стали всерьез обсуждать за ее бессмысленностью. Госдепартамент США, как и Еврокомиссия, ограничился осуждением проведения выборов на тех территориях, которые не получили международного признания как российские.

Притом что Европарламент первым сам успел отмежеваться от российских выборов, наблюдатели от ОБСЕ, отношения с которой у Москвы находятся и так на грани разрыва, на выборы приглашены вообще не были. Зато приехали, как сообщила глава ЦИК Элла Памфилова, 1115 международных наблюдателей и экспертов из 129 стран мира. Практически все — из так называемых дружественных стран. Из этого числа было официально аккредитовано 706 международных наблюдателей из 106 стран.

При этом несколько европейских депутатов, а также экспертов из США приехали на выборы в качестве неофициальных лиц, посетив в том числе и присоединенные территории.

На общем негативном западном информационном фоне выделяется разве что пространный репортаж газеты The Washington Post из обстреливаемого почти каждый день Белгорода. Главный вывод репортажа состоит, пожалуй, в том, что, как пишет газета, нет никаких признаков того, что эти атаки Украины увенчались успехом. «Для многих жителей такие нападения только усиливают их поддержку Путина и подтверждают заявления Кремля о том, что россияне являются жертвами войны, а не ее виновниками», — сказано в репортаже.

Газета не приводит ни одного критического высказывания белгородцев о Путине. Разумеется, объясняя это успехами «кремлевской пропаганды». Хотя один из собеседников репортеров, медик из состава Сил территориальной обороны Белгорода, который был в маске и не назвал себя, предложил более «заковыристое» для западного читателя объяснение. Он сказал, что обстрелы со стороны Украины «повысили его мотивацию к выполнению гражданского долга. Я никогда не был по-настоящему политически активным — я никогда раньше не голосовал. Но теперь я буду голосовать из принципа».

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию