16+
Вторник, 23 апреля 2024
  • BRENT $ 86.56 / ₽ 8075
  • RTS1164.29
12 марта 2024, 00:32 Политика

Насколько Европа готова сдвинуться вправо? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Опросы перед предстоящими в июне выборами в Европарламент показывают уверенный рост влияния правых европейских партий и так называемых евроскептиков. Именно они могут стать первыми по спискам в десятке стран. Либералы и «зеленые» позиции, наоборот, сдают. Что этот сдвиг будет значить для отношений России и ЕС?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Согласно соцопросу, проведенному службой Ipsos для французской газеты Le Monde, крайне правые, которых представляет «Национальное объединение» Марин Ле Пен, на 13% опережают по популярности список сторонников правящего президента Эммануэля Макрона. Во главе списка правых на выборах в Европарламент, которые состоятся 6-9 июня, идет при этом не сама Ле Пен, а 28-летний Жордан Барделла. За список «НО» готовы голосовать 58% рабочих и 43% служащих, а также относительное большинство в ряде других социальных групп. При этом за Марин Ле Пен на президентских выборах в 2022 году проголосовали 36% избирателей. Насколько Франция и вся Европа готовы сдвинуться вправо?

Прогнозируемый успех французских правых на выборах в Европарламент в начале июня — лишь одно из проявлений укрепления по всей Европе позиций партий, «родственных» «Национальному объединению», ранее известному как «Национальный фронт». Возможно, именно рост правых настроений побудил президента Макрона к радикализации риторики в отношении конфликта на Украине, вплоть до допущения возможности отправки туда натовских военных. Стремление закрепить за собой имидж военного лидера Европы в этом смысле может преследовать в том числе и сугубо электоральные цели. Тем более что в прошлом году Франция понесла серьезный имиджевый ущерб после серии госпереворотов в ряде африканских стран, где Париж имел прочные позиции, но теперь их утрачивает на фоне ориентации новых властей на Москву. В случае успеха французских правых на выборах в Европарламент это придаст импульс президентским амбициям Марин Ле Пен в 2027 году. Макрон уже не сможет баллотироваться, а она предпримет четвертую попытку. Правда, к тому времени может набрать политический вес восходящая звезда французских правых Жордан Барделла.

Сдвиг настроений вправо фиксируют социологи во многих странах ЕС. Опрос газеты Politico прочит увеличение количества мест в Европарламенте праворадикальным популистам, а также так называемым евроскептикам, в числе прочего ожидается успех немецкой «Альтернативы для Германии». В совокупности все эти партии могут набрать не менее 200 мест из 720 в будущем Европарламенте. А вот левоцентристы и «зеленые» потеряют значительное количество мест.

«Евроскептики» имеют все шансы прийти первыми по спискам в Австрии, Бельгии, Венгрии, Италии, Нидерландах, Польше, Словакии, Чехии и Франции, а также вторыми-третьими еще в девяти странах, включая Германию, Испанию, Швецию и Болгарию. Затем теоретически партийные объединения «Христианских демократов», консерваторов и радикальных правых могут все вместе составить большинство в Европарламенте впервые в его истории.

В то же время среди правых, консерваторов и «евроскептиков» нет даже близко единства по отношению к российско-украинскому конфликту. К примеру, итальянская правопопулистская «Лига» и австрийская Национал-консервативная партия критически относятся к жесткой антироссийской политике Запада, тогда как польская партия «Закон и справедливость», которую уверенно можно отнести к «евроскептикам», занимает твердую проукраинскую позицию. Правые в Швеции и Финляндии входят в правящую коалицию, но никакого смягчения антироссийского курса это за собой не влечет. Победившие в конце прошлого года на парламентских выборах в Нидерландах правые популисты во главе с Гииртом Вилдерсом за время СВО эволюционировали сильно в сторону жесткой критики действий Москвы на Украине.

Вдобавок в ряде европейских стран идет соперничество правых партий еще и между собой, что может помешать сформировать единую правую коалицию в Европарламенте. Уже сейчас правые из Франции, Италии и Бельгии состоят в разных фракциях в Европарламенте, а не в одной. Существуют также существенные противоречия между тем же французским «Национальным объединением» и «Альтернативой для Германии». Марин Ле Пен все последние годы усердно работала над тем, чтобы ее структуру перестали воспринимать как слишком радикальную. Французские правые, например, считают позицию «Альтернативы для Германии» в чувствительном вопросе иммиграции слишком радикальной. В самой ФРГ «Альтернативу» практически на официальном уровне считают экстремистской организацией, несущей угрозу демократии и законности.

В случае успеха в совокупности европейские правые окажут наибольшее влияние не столько на внешнюю политику ЕС, на вопросы которой Европарламент имеет мало влияния, сколько на законодательство в вопросах энергетики и особенно так называемой зеленой повестки со всеми ее нормативными ограничениями, против которых сейчас протестуют фермеры по всей Европе. Правые в этих вопросах как раз демонстрируют почти полное единодушие: не надо, мол, размахивать зелеными флагами экологии за счет простых налогоплательщиков. Откровенно пророссийские депутаты тоже могут появиться в законодательном органе единой Европы, например от какой-нибудь Болгарии, но никто не ожидает, что их будет больше, чем лишь несколько человек.

Европарламентариям предстоит в том числе избрать главу Еврокомиссии. Пока предвыборный расклад не сулит неприятностей баллотирующейся на второй срок Урсуле фон дер Ляйен. А еще, по прогнозам, примерно половина депутатов может остаться вообще вне больших партийных коалиций, что придаст лишь дополнительную неразбериху работе этого органа. Сама же по себе риторика, которую от увеличивших свое представительство правых и крайне правых можно ожидать в будущем Европарламенте весьма хлесткую, политики не делает.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию