16+
Суббота, 20 апреля 2024
  • BRENT $ 87.39 / ₽ 8166
  • RTS1173.68
7 марта 2024, 15:34 Право

Применение IT в преступлениях хотят отнести к отягчающим обстоятельствам

Лента новостей

Поручение проработать такой вопрос дал Следственному комитету РФ совместно с МВД глава правительственной комиссии по профилактике правонарушений, министр внутренних дел Владимир Колокольцев

Фото: Андрей Журавлев/Фотобанк Лори

Обновлено в 17:18

Применение IT-технологий станет отдельным отягчающим обстоятельством в уголовных статьях. Проработать этот вопрос рекомендовал министр внутренних дел Владимир Колокольцев.

В феврале, как писали СМИ, Минцифры совместно с МВД и Роскомнадзором занялось проработкой вопросов, каким образом внедрить в правовую систему такие нарушения, как преступления с помощью дипфейка.

Как правило, отягчающее обстоятельство добавляет к итоговому приговору еще несколько лет заключения. Решение добавить в Уголовный кодекс строчку про IT давно назрело, считает адвокат и партнер Reasons Law Firm Тигран Саркисов:

Тигран Саркисов адвокат и партнер Reasons Law Firm «Эта тенденция продолжается долгое время. Преступления с использованием информационных технологий растут из года в год, расследование этих преступлений все более сложное, поэтому правоохранителям нужны новые способы борьбы, в том числе внесение таких законодательных инициатив. Потому что помимо правительственной комиссии в прошлом году в Госдуме были обсуждения о том, чтобы внести в качестве отягчающего обстоятельства при совершении преступлений использование дипфейков. Дипфейки, махинации с онлайн-банками, фишинги довольно распространены, плюс использование криптовалюты, цифровых активов. Попасть может все, но сейчас рано делать выводы, потому что документ еще находится в разработке, правительственная комиссия поручила разработать эти рекомендации до 1 декабря 2024 года, поэтому время есть, окончательную редакцию документа, думаю, мы увидим ближе к концу года».

Как правило, отягчающее обстоятельство добавляет к итоговому приговору еще несколько лет заключения. Решение добавить в Уголовный кодекс строчку про IT давно назрело, считает юрист в сфере IT Максим Школьник:

— В моем понимании, это сугубо личное мнение, под данную норму может попасть абсолютно все, что связано с киберпреступлениями. То есть начиная от фишинга, заканчивая дипфейками и использованием других инфраструктур IT-сферы для совершения преступления. Когда мошенник или преступник использует те или иные средства, то, конечно же, это должно быть отягчением. Возьмем пример обычного преступления в виде убийства, и условно, если это совершено с помощью просто кулаков, то это один срок, но при этом, если используются какие-то дополнительные вещи, например камень или же пистолет, это будет являться отягчающим обстоятельством. В данном случае по киберпреступлениям получается все то же самое. Если мошенник, условно, использует только мобильный телефон, не используя другие сферы помощи, то это не является отягчающим обстоятельством. При этом если же мошенник воспользовался фишинговой атакой, то, конечно же, это будет отягчающим обстоятельством, и здесь я максимально поддерживаю данное предложение.

— Удивляет то, что как-то с опозданием это хотят принять.

— В любом случае для идеального варианта законодательства нужно время. Соответственно, киберпреступления показали нам ту историю, что наше законодательство в сфере IT-безопасности не до конца развито. И как раз спустя некоторое время, спустя полученный опыт наше государство решило немного видоизменить законодательство в сфере IT-преступлений.

Также, как правило, наличие отягчающего обстоятельства не позволяет осужденному рассчитывать на условно-досрочное освобождение. Можно сказать, что сейчас каждое второе-третье преступление происходит с использованием IT. Смотря что будут понимать под такими технологиями правоохранители — круг возможных трактовок необычайно широк, считает председатель совета Фонда развития цифровой экономики Герман Клименко:

— Сейчас вообще сложно назвать преступление, которое не могло бы быть решено с помощью IT. Например, наблюдение — это же тоже IT. Вскрытие почты и получение доступа к личным данным, чтобы понять, где живет человек, как живет человек — то есть это все оттуда. Опускаем всякие разные прослушки. Как я понимаю, это всегда квалифицирующий признак, то есть преступление совершено либо руками, либо каким-то оружием, либо приравненным к нему. То есть есть разница, например, для грабителя, есть фомка или нет фомки. С фомками это квалифицируется как-то по-другому. Поэтому, наверное, это говорит о том, что IT, как это ни грустно, вошло в обиход не только рядовых граждан, но и преступников, и в связи с этим, наверное, идет квалификация, и, видимо, это сделано для того, чтобы такие преступники — хакеры так называемые или кто-то, кто занимается IT, — тоже внесены в эту историю, и использование IT было квалифицирующим признаком.

— На ваш взгляд, это не слишком запоздалая мера?

— Тут есть два аспекта. С одной стороны, мы уже живем в этом айтишном воздухе и вообще сложно себе представить хоть какое-то преступление без обращения к IT. С другой стороны, это говорит о том, что рынок виртуальной реальности, IT-история была отделена от государства, от регулирования. Там было много разного странного, там авторские права странные и копирование странное, там много разных странных историй. И это сейчас совмещается с реальным сектором по большому счету. Я думаю, что это не первая и не последняя поправка, которая каким-то образом расширяет действие Уголовного кодекса на виртуальную реальность.

В случае одобрения поправок от МВД они поступят в Госдуму. Подобные законопроекты уже вносились ранее, говорит один из инициаторов, зампред комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Эрнест Валеев:

Эрнест Валеев депутат Госдумы «Если преступления, деяния, которые предусмотрены в Уголовном кодексе, совершены с применением информационных технологий, то это может признаваться отягчающим обстоятельством. Для каких-то расширительных толкований, узких толкований просто места не остается, вполне конкретное деяние описывается. Сегодня Уголовный кодекс использует этот термин, у нас есть целая глава по компьютерным преступлениям, она включает в себя четыре статьи. Где-то года три назад, если не больше, я такое предложение вносил официально, получил отрицательный отзыв правительства и Верховного суда, на этом остановился. Но мне казалось, что этот термин достаточно проработан в законодательстве. Если есть какие-то проблемы, в ходе обсуждения, наверное, будут учтены, если есть серьезные опасения и сумеют убедить в этом. Информационные технологии все больше и больше входят в нашу жизнь, в том числе их используют для совершения преступлений, это уже факт, с которым мы ежедневно сталкиваемся».

По данным МВД, в прошлом году был поставлен рекорд по числу преступлений, совершаемых с использованием так называемых «информационно-телекоммуникационных технологий». Таких преступлений набралось 677 тысяч. В позапрошлом году было 522 тысячи. А десять лет назад было зафиксировано около 10 тысяч случаев.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию