16+
Среда, 17 апреля 2024
  • BRENT $ 89.46 / ₽ 8416
  • RTS1153.41
5 марта 2024, 19:05 Право

По делу о хищениях в РАНХиГС сроки запросили дважды

Лента новостей

Ожидалось, что суд 5 марта огласит приговор по резонансному делу бывшего замглавы Минпросвещения Марины Раковой, экс-ректора Шаники Сергея Зуева и других фигурантов. Однако суд решил вернуться к судебному следствию, а затем заново провел прения сторон. Впрочем, сюрпризов не произошло: обвинение всем запросило реальные сроки от трех до восьми лет

Марина Ракова.
Марина Ракова. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Никулинский суд Москвы 5 марта планировал огласить приговор по громкому делу бывшего замглавы Минпросвещения Марины Раковой, обвиняемой в хищении более 50 млн бюджетных средств, выделенных в том числе на образовательные программы. Однако вместо этого судья возобновил судебное следствие, после чего вновь прошли прения сторон. В ходе них прокурор заново запросил сроки для экс-чиновницы и шести ее предполагаемых соучастников, среди которых экс-ректор Шаники Сергей Зуев. Позицию по делу высказала защита, а подсудимые произнесли последнее слово. Теперь приговор будет оглашен 14 марта.

На ожидавшееся сегодня оглашение приговора — оно было назначено на 10 утра — приехало большое количество журналистов, а также родственников и друзей подсудимых. Мест хватило всем: заседание проходило в самом большом зале, где в свое время судили «вора в законе» Шакро Молодого и избирали меру пресечения журналисту Ивану Голунову.

Семеро подсудимых, находившихся в ходе процесса под запретом определенных действий или домашним арестом, расположились за столами рядом с адвокатами. Кое-кто приехал в суд с вещами. Однако, войдя в зал, судья Алексей Бобков объявил, что возобновляет судебное следствие, чтобы, в частности, уточнить позицию подсудимого Максима Инкина, бывшего руководителя Фонда новых форм развития образования (ФНФРО), которому вменили причастность к фиктивному трудоустройству 12 сотрудников.

На это ушло некоторое время. Инкин заявил, что признает вину в полном объеме и даже то, что входил в состав преступной группы, в которой были ректор Шаники Сергей Зуев, бывший замминистра просвещения Марина Ракова, другой руководитель ФНФРО Евгений Зак и исполнительный директор Шанинки Кристина Крючкова. Впрочем, Инкин оговорился, что на тот момент Зуева и Крючкову не знал, но заверил, что понимал: какая-то преступная группа была.

Новый прокурор — старые сроки

На финальном слушании появился новый прокурор. Он зачитал характеристики Марины Раковой, а затем заново запросил для подсудимых сроки. До этого в январе наказание им уже предлагал назначить его коллега, гособвинитель Акакий Харбедия. Впрочем, в позиции прокуратуры ничего не изменилось. Самый большой срок в восемь лет колонии общего режима со штрафом в 1 млн рублей представитель прокуратуры просил назначить Марине Раковой, Сергея Зуева он предложил осудить на 6,5 года колонии с аналогичным штрафом, а остальных четырех подсудимых отправить в колонию на сроки от трех лет до 5,5 года общего режима со штрафами от 500 тысяч до 900 тысяч рублей.

Помимо Марины Раковой и Сергея Зуева перед судом предстали бывшие руководители Фонда новых форм развития образования Максим Инкин и Евгений Зак, исполнительный директор Шанинки Кристина Крючкова, один из руководителей Фонда новых форм развития образования, сожитель Раковой Артур Стеценко и бывший проректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) Иван Федотов. Всем вменили мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ — до десяти лет лишения свободы).

Эпизоды дела

Два основных эпизода дела связаны с хищением на сумму 41,5 млн рублей. Первый касался хищения 21,291 млн рублей бюджетных средств, выделенных в рамках реализации федерального проекта «Учитель будущего» национального проекта «Образование» в 2019-2020 годах. В рамках него между Московской школой социальных и экономических наук (Шанинкой), которая являлась исполнителем, и Фондом новых форм развития образования были заключены два договора на оказание услуг и выполнение работ в рамках научных и образовательных проектов. По версии обвинения, несмотря на то, что представленные результаты не соответствовали техническим заданиям к договорам, соучастники, «действуя по указаниям Раковой, обеспечили беспрепятственное принятие результатов работ», незаконно получив бюджетные деньги.

Второй эпизод был связан с хищениями 20,388 млн рублей путем фиктивного трудоустройства 12 сотрудников Минпросвещения в Институт общественных наук (ИОН), который является структурным подразделением РАНХиГС. Все вышеназванные люди, как считает обвинение, получали зарплату, но на работу не ходили, фактически получая доплату за свою основную работу в министерстве.

Еще в двух других эпизодах дела речь шла о фиктивном трудоустройстве помощника Марины Раковой Андрея Саака и ее гражданского мужа Артура Стеценко в Федеральный институт развития образования при той же академии. Сумму хищений здесь МВД оценило более чем в 9 млн рублей.

То, что прокуратура запросила самый большой срок для Марины Раковой, объяснялось тем, что ей вменили все четыре эпизода. У того же Сергея Зуева их было два.

Погашенный ущерб

На заседании 5 марта выяснилось, что Сергей Зуев полностью погасил вмененный ему ущерб в 41,5 млн рублей. Его адвокат Мария Пичугина передала суду платежку, в которой значилось, что подсудимый перечислил 4 млн 50 тысяч рублей на счет Фонда новых форм развития образования (сейчас — Центр просветительских инициатив). Ранее, еще до передачи дела в суд, Зуев выплатил 37,5 млн. Деньги, как ранее пояснил сам подсудимый, ему дали для этой цели друзья.

В прениях сторон 5 марта адвокаты долго выступать не стали и сжато высказали свою позицию, которую представили ранее, после чего подсудимые произнесли последнее слово.

К концу следствия все подсудимые в той или иной степени признали вину, явно рассчитывая на условные сроки. Но после того, как обвинение попросило отправить их в колонию, четверо — Ракова, Зуев, Крючкова и Федотов — неожиданно попросили их оправдать или переквалифицировать их действия на более мягкую статью. Лишь Инкин, Зак и Стеценко полностью согласились с обвинением и просили о снисхождении. Остальные, не отрицая случившееся, единодушно отвергли корыстный мотив.

В повторных прениях сторон 5 марта адвокаты Марины Раковой просили признать их подзащитную виновной лишь в фиктивном трудоустройстве ее сожителя Артура Стеценко, назначив ей условный срок, а по трем остальным эпизодам — оправдать.

Защита Зуева предлагала осудить его лишь за фиктивное трудоустройство 12 работников Минпросвещения, а по эпизоду, связанному с хищением 21 млн рублей, выделенных на образовательные проекты, переквалифицировать его действия с мошенничества в особо крупном размере (ст. 159 УК РФ) на пособничество в причинении имущественного ущерба без признаков хищения (ч. 5 ст. 33, ст. 165 УК РФ).

Последнее слово

Выступление защиты не всегда выглядело логичным и, казалось, иногда шло вразрез со словами самих фигурантов. Например, после того, как защита Федотова призвала его полностью оправдать, сам подсудимый в последнем слове сказал, что готов признать халатность при трудоустройстве 12 сотрудников Минпросвещения в ФНФРО. «Я осознаю, что проявил халатность и не проверил, выполняют ли эти люди свои функции. Но в моих действиях не было корысти. Никаких хищений — ни в свою пользу, ни в пользу третьих лиц — я не совершал», — сказал подсудимый.

Кристина Крюкова после призывов адвокатов к суду полностью оправдать подсудимую, сквозь слезы неожиданно заявила, что «очень раскаивается». Гражданский муж Марины Раковой Артур Стеценко в последнем слове просил не за себя, а за сожительницу, которую просил не лишать свободы. «А вы сами для себя-то что просите?» — уточнил у него судья. «Я тоже, конечно, не хочу оказаться в тюрьме», — признался подсудимый.

В свою очередь, Сергей Зуев просил суд при вынесении приговора учесть «два основных момента»: его «личную ситуацию с семьей» — наличие пожилых родителей и детей-подростков, один из которых страдает аутизмом, а также отсутствие личной и корыстной заинтересованности. «Да, конечно, я сожалею о тех событиях, которые произошли. Я действительно знал о возможности номинального существования работников Минпросвещения в Институте общественных наук», — сказал Зуев, который ранее пояснил, что трудоустроил их, откликнувшись на просьбу руководства, для того, чтобы в обмен Шанинка получила контракты с подведомственным Минпросвещения учреждением — ФНФРО — на выполнение исследовательских работ.

Огласить приговор судья обещал в 15:00. Однако, выйдя к собравшимся в это время, пресс-секретарь суда Мадонна Кочина сообщила, что процедура переносится на 14 марта.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию