16+
Воскресенье, 26 мая 2024
  • BRENT $ 82.09 / ₽ 7363
  • RTS1195.58
15 июля 2019, 11:37 Компании

Как просьба Сечина о льготах повлияет на развитие Арктики?

Лента новостей

Глава «Роснефти» направил Владимиру Путину письмо с просьбой о 2,6 трлн рублей налоговых льгот для арктических проектов. Насколько послабление будет оправданно?

Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Обновлено в 13:08

Нефтяные компании готовы вложить от 5 трлн до 8,5 трлн рублей в освоение Арктики, однако для этого им нужны беспрецедентные налоговые льготы ценой 2,6 трлн рублей. Об этом, как пишут «Ведомости», говорится в письме главы «Роснефти» Игоря Сечина президенту Владимиру Путину.

Согласно предоставленным Сечиным расчетам, вложение инвесторов в Арктику даст ВВП страны до 2050 года порядка 2% ежегодно. В бюджет, как ожидается, это принесет около 4,5 трлн рублей. По данным издания, президент якобы поручил премьеру Дмитрию Медведеву «проработать предложение и доложить».

Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев не стал ни подтверждать, ни опровергать наличие такого обращения Сечина.

— Мы письма президенту не комментируем. Если письмо было написано (если!), то оно было написано президенту, а не журналистскому сообществу. Если бы мы написали письма журналистскому сообществу и ему было бы после этого чего-то не ясно, мы обязаны были бы это прокомментировать.

— ​Вы не можете подтвердить, есть такое письмо или нет?

— Я не собираюсь вообще на этот вопрос отвечать. И что?

Ранее «Ведомости» сообщали, что «Роснефть» и «Нефтегазхолдинг» обратились к Путину с просьбой предоставить льготы для создания единого арктического кластера, который увеличит загрузку Северного морского пути. Речь идет о Тагульском, Сузунском, Лодочном и Пайяхском месторождениях, общие ресурсы которых составляют почти 2 млрд тонн нефти. Отмечалось, что льготы для проекта будут касаться налога на добычу полезных ископаемых. Ситуацию комментирует старший аналитик компании «ВМТ-консалт» Валерий Андрианов.

Валерий Андрианов старший аналитик «ВМТ-консалт» «Я бы здесь отметил два принципиальных момента. Прежде всего, не совсем корректно говорить о льготах, о каких-то потерях для государства. Речь идет совершенно не об этом. Речь идет о том, чтобы создать инвестиционные стимулы для развития важнейшего региона Арктики. Как известно, сейчас на очереди стоит освоение новых нефтегазоносных провинций России, без которых невозможно поддержание добычи в долгосрочном периоде. А Арктика стоит в этом списке на одном из первых мест, поэтому если не будет государственных мер, стимулирующих инвестиции в этот регион, то просто не будет добычи. То есть будут прямые потери государственного бюджета, в удаленной перспективе — потери объемов экспорта нефти с соответствующим ущербом для казны и для всей экономики России. То есть это отнюдь не льготы, это насущная необходимость, поддержание экономики страны. Есть второй момент, что здесь, в принципе, «Роснефть» ратует не только за свои интересы. Это так называемый якорный проект, который позволит принять участие в нем не только крупнейшим компаниям, но и огромному числу различных подрядчиков. То есть будут вовлечены сотни других компаний, которые смогут получить импульс для развития, и, таким образом, будет развиваться даже не только нефтегазовая отрасль в России, но и многие смежные отрасли. Это тоже очень важный и принципиальный момент».

В Кремле каких-либо решений по этому поводу не принималось, ответил на вопрос Business FM Дмитрий Песков. «Мы традиционно не комментирует служебную переписку, не будем делать это и на этот раз», — добавил пресс-секретарь президента.

Ранее «Ведомости» сообщали, что «Роснефть» и «Нефтегазхолдинг» обратились к Путину с просьбой предоставить льготы для создания единого арктического кластера, который увеличит загрузку Северного морского пути. Речь идет о Тагульском, Сузунском, Лодочном и Пайяхском месторождениях, общие ресурсы которых составляют 1,9 млрд тонн нефти. Отмечалось, что льготы для проекта будут касаться налога на добычу полезных ископаемых.

Если российские арктические проекты освободят от налогов на какое-то время, например на период окупаемости, то они, безусловно, начнут развиваться, считает директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов.

Алексей Громов директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов «Все-таки затраты на реализацию проектов достаточно высоки, и если к ним добавить еще и налоговую нагрузку, то эти проекты будут нерентабельными или их рентабельность быстро стремится к нулю. А если их освободим от налогов, то привлекательность этих проектов резко повысится. Безусловно, любые арктические проекты дорогие, они требуют денег. Честно говоря, мы не считали в институте, сколько конкретно денег нужно для полноценного запуска этих проектов в эксплуатацию, но я думаю, что цифры свыше 1 трлн рублей — это вполне реальные суммы, которые озвучены были руководителем компании «Роснефть». Это все необходимо, потому что в противном случае проекты в Арктике не будут развиваться так быстро, как хотелось бы руководству страны. Дело в том, что любые инвестиции, особенно на начальном уровне, это большие объемы риска и большие капиталовложения. Однако опыт взаимодействия «Роснефти» с компанией ExxonMobil, когда они пробурили скважину в Карском море в 2014 году и сообщили об открытии, по сути, нефтяного месторождения в этом регионе, показывает, что эти средства могут окупиться. Поэтому, думаю, запрос руководителя «Роснефти» на дополнительные льготы при реализации арктических проектов в нефтегазовой сфере вполне оправдан».

Впрочем, проблема не только в налоговых льготах и преференциях. Говоря про арктический шельф, надо понимать, что себестоимость проектов предположительная и нет никаких точных расчетов. Однако есть достаточно серьезные основания считать, что она будет выше, чем нынешняя цена на нефть на мировом рынке, считает генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Это означает, что, даже если вы обнулите все налоги, вряд ли вы сегодня сможете произвести нефть и поставить ее на мировые рынки с выгодой для себя. Поэтому сейчас под арктические проекты все что угодно пытаются засунуть. Кстати, не только шельфы: под Арктикой понимается сейчас и добыча в условиях Крайнего Севера, может быть, даже и не очень крайнего. То есть все видят, что государство подсело на эту арктическую иглу и с удовольствием поддерживает такого рода истории. Если государство говорит «а», потом его заставляют говорить «б»: дайте налоговые льготы, мы вам обеспечим фантастический приток инвестиций в российскую экономику. Еще можно дать денег на порт, терминал, дноуглублительные работы, можно еще построить ледоколы… Еще вот тут мы завод на Дальнем Востоке организовали по судостроению, он, правда, в таком тяжелом состоянии, можно там заказы разместить? Мы еще хотим рядом построить металлургический завод, можно туда дать денежек из Фонда национального благосостояния? В этом плане совершенно очевидно, что эта история про налоговые льготы очень быстро, как снежный ком, обрастет и другими просьбами и желаниями. Это в чистом виде арктическая каша из топора.

Придут иностранные инвесторы в Арктику?

Так иностранные инвесторы там, посмотрите структуру акционеров «Ямал СПГ», посмотрите структуру акционеров «Арктик СПГ-2». Вот сейчас там 40% нового проекта уже продали. Почему не купить, когда государство берет на себя все расходы, риски и издержки? Правда, не стоит забывать, что на арктический шельф наложены санкции, поэтому эта тема для них просто закрыта и запретна, но в остальные истории — почему нет? Если государство согласно реализовывать бессмысленные экономические проекты за свой счет, с удовольствием, иностранные инвесторы сюда придут даже из стран, которые ввели против России санкции.

В 2014 году ExxonMobil пришлось прекратить бурение на шельфе российской Арктики из-за антироссийских санкций.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию