16+
Среда, 22 мая 2024
  • BRENT $ 81.69 / ₽ 7368
  • RTS1203.60
2 июля 2019, 16:17 ОбществоПроисшествия

Участнику «банды GTA» к пожизненному сроку прибавили 20 лет за побег

Лента новостей

Хазратхон Додохонов, единственный оставшийся в живых участник перестрелки в здании Мособлсуда, уверял, что не планировал нападение, а случившееся стало для него полной неожиданностью. Почему суд не поверил ему?

Хазратхон Додохонов.
Хазратхон Додохонов. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Мособлсуд во вторник, 2 июля, приговорил к 20 годам лишения свободы одного из участников «банды GTA» Хазратхона Додохонова. Перед судом он предстал второй раз, в этот раз за попытку побега. Четверо его соучастников погибли во время перестрелки с ОМОНом в здании суда летом 2017 года. Поскольку Додохонова ранее уже приговорили к пожизненному сроку, наказание осталось прежним.

Оглашение приговора последнему члену «банды GTA» вызвало небывалый ажиотаж. Прессы было так много, что за стеной из камер можно было с трудом разглядеть подсудимого. Его охраняли сразу пятеро конвоиров, в том числе в бронежилетах. В клетке-аквариуме с него так и не сняли наручники.

Согласно фабуле дела, 31-летний гражданин Таджикистана Додохонов был одним из девяти подсудимых — членов «банды GTA», которых с 28 июня 2016 года судили в Облсуде за убийство 17 человек и покушение на убийство еще пятерых человек.

Хазратхон Додохонов вместе с четырьмя подельниками — Ходиком Субхановым, Фазлитдином Хасановым, Мирзомавлоном Мирзошариповым и Абдумукимом Мамадчоновым — решили совершить дерзкий побег 1 августа 2017 года. Хасанов заранее приготовил для нападения самодельный колющий предмет в виде фрагмента шариковой ручки с Т-образной рукояткой. Примерно в 13:00 в заседании, которое проходило в зале № 412 на четвертом этаже, объявили перерыв. Пятерых подсудимых, скованных одной цепью, завели в кабину лифта. Их охраняли лишь два человека — Михаил Фартушняк и Елизавета Лукьянова. Бандиты решили воспользоваться моментом. Одна рука у арестованных была свободна: это позволило им наброситься на конвоиров и отнять у них табельное оружие — пистолеты Макарова с двумя магазинами патронов. Они сильно избили стражей порядка и стали душить их руками и цепью.

От перегрузок лифт автоматически заблокировался. Субханов успел забрать пистолет с патронами у Фартушьяна, а Мирзошарипов — у Лукьяновой. Мамадчонов вооружился отобранной у конвоиров резиновой дубинкой. Когда электромеханика запустилась и лифт открыл двери на третьем этаже, ведущем в зал № 312, преступники решили прорываться наружу. Однако им не повезло: там проходил другой громкий процесс — по делу банды Лесникова. Был объявлен перерыв, и сотрудники Сергиево-Посадского ОМОНа охраняли одного из фигурантов — экс-главу администрации Миасса Виктора Ардабьевского. Завязалась перестрелка, преступникам удалось ранить одного бойца Росгвардии в плечо, но четверо полицейских оказались более меткими и застрелили всех пятерых членов банды. Трое из них скончались на месте, один — в больнице. Додохонов, которого ранили в голову, выжил.

После его выхода из больницы, процесс над ним и не участвовавшими в нападении членами банды продолжился. За убийства 17 человек и покушение на убийство пятеро фигурантов получили длительные сроки. Четверых, в том числе Додохонова, отправили в колонию на всю жизнь.

В декабре 2018 года Додохонов вновь предстал перед судом, на этот раз за побег из-под стражи группой лиц по предварительному сговору, хищение огнестрельного оружия и боеприпасов и посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов (ч. 2 ст. 35, ст. 313, ч. 4 ст. 226 и ч. 2 ст. 35 ст. 317 УК РФ). Свою вину он не признал, изложив версию о том, что нападение на конвоиров для него стало полной неожиданностью. Додохонов уверял, что из-за плотной комплекции на протяжении всего процесса сидел на стуле отдельно от других подсудимых и не знал их плана. По его словам, когда Хасанов что-то сказал Субханову в лифте на туркменском языке, после чего они напали на конвоиров, он даже не понял, что произошло. Увидев в руках у подельников пистолеты, он испугался и спросил Субханова: «Что происходит?». Тот якобы заявил, что застрелит его и ударил пистолетом по плечу. Субханов также якобы пригрозил, что если Додохонов чем-то недоволен, то он может первым выйти из лифта и сдаться. Как только он вышел из лифта, то получил пулевое ранение в голову и упал.

Позже Додохонов высказал предположение, что в него могли выстрелить Хасанов или Субханов из мести за то, что он «вышел из банды». Судья Денис Ворхликов счел данные показания недостоверными, указав, что вина подсудимого подтверждается показаниями потерпевших, свидетелей, материалами дела, видеозаписями камер наблюдения и другими доказательствами.

Полицейский Михаил Ананичев, который столкнулся с бандитами в зале на третьем этаже, рассказал, что Додохонов ударил его головой в грудь, только выбежав из лифта. Между ними завязалась борьба, в ходе которой подсудимый попытался отнять оружие.

«Показания свидетелей последовательные и не противоречивые. Свидетели и потерпевшие подтвердили активные действия подсудимого при выходе из лифта», — говорилось в приговоре.

В нем судья также процитировал показания потерпевших Михаила Фартушняка и Елизаветы Лукьяновой. Для последней случившееся стало настоящим шоком. Получив удар в нос, старший полицейский конвоя Лукьянова вскоре отключилась. Она видела, как заключенные душили цепью ее напарника, избивали его руками и ногами. «Нам нечего терять. Всех перестреляем, Аллах Акбар», — кричали они. Когда женщина очнулась, ее рука была скованна наручниками, на ней стоял кто-то из подсудимых. При этом в ходе процесса иск к Додохонову о компенсации вреда подал лишь ее напарник Фартушняк. Он просил выплатить ему 1 миллион 200 тысяч рублей за причиненные нравственные и физические страдания. Суд удовлетворил его частично, обязав осужденного выплатить Фартушняку 500 тысяч рублей.

Денис Ворхликов признал подсудимого виновным по всем пунктам обвинения и назначил именно тот срок, о котором ранее просил прокурор — 20 лет в колонии общего режима. Присоединив его к ранее назначенному сроку, суд определил Додохонову окончательное наказание в виде пожизненного лишения свободы в колонии особого режима.

Приговор суда Додохонов встретил с улыбкой, через переводчика ответив, что он ему ясен. Свое приподнятое настроение он объяснил журналистам тем, что увидел в зале дядю и отца, которые приехали его поддержать. Последний в суде исключительно хорошо характеризовал сына, который в Таджикистане учился в технологическом институте по специальности «Вычислительная техника», был женат и имел двух детей. Уехав на заработки в Россию, он продолжал помогать семье, присылал деньги.

Пока неясно, будет ли осужденный обжаловать приговор, — назначенный фигуранту защитник к журналистам так и не вышел. Сам осужденный сказал, что с приговором не согласен.

Имея две судимости за совершение тяжких преступлений, Додохонов вряд ли когда-нибудь выйдет на волю, считает управляющий партнер адвокатского бюро «Соколов, Трусов и партнеры», адвокат Федор Трусов.

Федор Трусов адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро «Соколов, Трусов и партнеры» «Осужденные к пожизненному сроку имеют право на условно-досрочное освобождение после отбытия наказания в 25 лет. Однако с «двадцаткой» сверху для Додохонова вероятность выйти на свободу равна вероятности без скафандра добраться до Луны. Я думаю, что с учетом резонансности дела и посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов, это невозможно будет и через 25 лет, только если Додохонов не станет святым монахом. К тому же надо понимать, что шансы прожить 25 лет в условиях особого режима, оставшись в здравом уме и твердой памяти, даже для молодого человека очень небольшие. Что же касается компенсации, которую его обязали выплатить потерпевшему, то ясно, что найти такую сумму он не сможет, и суд удовлетворил иск скорее «для проформы».

Что касается конвоиров, то их тоже скоро ждет приговор. Было установлено, что они нарушили правила, не обеспечив матерых преступников достаточным количеством сопровождающих. В настоящее время Михаила Фартушняка, Елизавету Лукьянову, Алексея Маханькова и полицейского Алексея Гришина судят в Красногорском городском суде за халатность, повлекшую по неосторожности смерть двух или более лиц (ч. 2 ст. 293 УК РФ). Ожидается, что 5 июля в суде даст показания Алексей Маханьков, рассказав свою версию событий. Полицейским грозят принудительные работы либо лишение свободы на срок до пяти лет.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию